Translate

Повесть "Варианты", ещё один фрагмент.

...Кристина улыбнулась, и поставила передо мной кофейную чашку.
- Твой «эспрессо».   
- Спасибо.
Трудно, очень трудно начать этот разговор. Всё уже понятно без слов, но всегда есть сомнения, правильно ли понял.
- Нашёл Юлю?
- Нет, честно говоря, и не искал – в комнате её не было – они где-то затерялись с Николаем.
- Я тоже Колю не видела – не волнуйся, они, скорее всего, до темноты катались на лыжах и скоро сюда явятся.
- Я не волнуюсь, думаю им неплохо и без нас, иначе они уже давно были бы здесь.
- Ты её не ревнуешь?
- Немного. А ты?
- Стараюсь избегать таких мыслей. Пройдёт несколько дней, и он всё равно ко мне придёт – так уже было, а я вовсе не уверена, что он мне не нужен.
- Сложные отношения.
- Наоборот – простые. Проще некуда. – Мне хорошо с ним в постели, ему хорошо рядом со мной.
- Но ведь так же нельзя, ведь так невозможно жить.
- Здесь замкнутое пространство, не из чего выбирать, если что-то менять, станет только хуже.
- Ты не думала уехать, попробовать всё изменить?
- Ты знаешь места, где бывает по-другому?
- Дело даже не в месте, мне кажется, где угодно может быть по-другому – дело в людях, в их отношениях – в том, что они от этих отношений ждут.
- Володя, ты идеалист, но мне это нравится. Наверное, у тебя есть на этот счёт своя история – не может не быть. Не имея своей истории, говорить так – бессмысленно.
- История есть, но это очень грустная, противоречивая, и очень странная история. И хотя она и обо мне тоже, и случилось всё сравнительно недавно – мне иногда кажется, что многое мне просто привиделось – словно я увидел сон наяву – трудно объяснить.
- Мне кажется, я тебя понимаю, в наших краях такое  иногда случается. Сама пережила нечто похожее. Это как наваждение – был с кем-то, прекрасно знаешь, что произошло, а начинаешь говорить об этом, оказывается, что никто ничего подобного и не помнит – то ли не видели, то ли и не было ничего – не разберёшь.
- Примерно так,- ответил я.
- А, что за история? – Расскажешь?
Рассказывать – нет? – Колебался я недолго, что мне было, собственно, терять? – Даже если Кристина и сочтёт меня идиотом,- думал я – продлится это несколько дней, через два дня, я в любом случае, уеду. – Мне самому хотелось рассказать эту историю – пережить её ещё раз, попробовать, наконец, разобраться в ней, услышать мнение человека, который попытается понять. – Кристина, как никто другой подходила для этого. – Почему? – Зачем мне было делиться с ней самым сокровенным? – Я точно не знал этого сам. – Потому что, на мой взгляд, она была хорошим психологом? – Для того чтобы мы стали ближе друг другу?
- Хорошо Кристина – расскажу,- решившись, ответил я, – Но я тебя прошу – Даже если ты подумаешь, что я сошёл с ума, пусть всё, что ты услышишь, останется между нами. Ты первая и, я думаю, что и последняя, кому я это рассказываю.
- Могила!- шутливо воскликнула она, подняв руку в странном приветствии.
И я начал свой рассказ:
- Всё началось осенью, в сентябре прошлого года….

Я рассказывал и видел – пленочный домик на краю поля, хрустальный свет. – С ужасом переживал снова, как Даша – моя любимая, единственная Даша, в результате чудовищной метаморфозы стала другой – черствой, циничной, и совершенно незнакомой мне.
Заново читал её странное письмо, все так же, не понимая его противоречивого смысла.
Опять, видел свои странные сны.
Снова переживал колебания своей души, маятник которой, неизбежно возвращался к ней. Вспомнил, как устав от переживаний, не в силах разобраться в себе бежал в Карпаты, где почти заставил себя забыть, почти убедил, почти избавился от наваждения, почти перестал чувствовать.
Видел, как затем, шёл через лес, как оказался в пастушьем домике, где снова, чудесным, невероятным образом, увиделся с Дашей.
Пережил заново эту встречу, чувствуя, что ничто не ушло, видя, что хрустальный свет не исчез, убедился, что по-прежнему способен его видеть.  
Вспомнил, как чуть не сошёл с ума, переживая момент, когда Даша снова ушла – странным, мистическим образом, ставя под сомнение, всё, что было между нами – само существование нашей любви – оставив меня на грани безумия, в полном отчаянии, неуверенным ни в чём, опустошённым и растерянным….

- …Я услышал, что это были мои друзья. И спустя несколько минут, я увидел за порогом Мишу….

История закончилась, я замолчал, но мне казалось, что слова этой истории, всё ещё здесь – растворились в воздухе, создавая странное напряжение, и не собираются никуда уходить. – Воздух уплотнился, повис над нашими головами невидимой плитой, способный, в любой момент, обрушиться вниз и раздавить и меня и Кристину.

- Интересная история,- сказала она,- Нестыковок много, но я тебе верю. В любом случае, я же психолог и вижу, что всё, что ты мне рассказал – очень похоже на правду.

Напряжение спало, воздух перестал быть плотным – возможно, она приняла мою историю в себя, возможно, отпустила, и сказанные слова, вырвались из тесного помещения и полетели странствовать дальше….

Кристина улыбнулась, взяла в свои руки мою ладонь и сказала:
- Не волнуйся, я не считаю, что ты сошёл с ума. Даже если, что-то в этой истории и не стыкуется с реальностью – это не касается никого, кроме тебя. – Всё, каким бы необычным, оно не выглядело – ты видел. – Зачем? – Не знаю. Но только ты сможешь ответить на этот вопрос.
- Ты веришь мне?- спросил я.
- Да, но кое-что, ты должен знать.
Я с некоторым удивлением и страхом посмотрел на неё.
- Не бойся Володя, но некоторые вещи нам не дано понять. Иногда наше сознание искажается, и мы, можем видеть и чувствовать то, что другим не дано, а бывает, что искажается мир, окружающий нас – даёт трещину и появляется возможность оказаться в местах, ранее нам недоступных.
Я не понимал её и от этого мой страх, скачком, превратился в ужас.
Хлынули воспоминания, то ли сна, то ли забытого виденья – фрагмент – старый парк – зима.... Старая женщина, несущаяся за мной, та же самая старуха, что увела от меня Дашу – трещина отрезавшая меня от неё – что-то ещё. – Нет – я тряхнул головой – наваждение – ничего этого не было – зимой на заснеженной дорожке пустого парка...- бред.
Кристина, не отрываясь, смотрела на меня, впитывая мои переживания, и улыбалась. – Да она же  смеётся надо мной,- понял я,- Развлекается. – Снова её обычные штучки – вывернуть человека наизнанку и посмотреть, что у него внутри. – Как же я мог забыть? – Как позволил себе раскрыться перед ней?
- Ты не понимаешь...,- сказала она.
- Что я должен понять!- закричал я,- Зачем ты….
- Не кричи,- оборвала она меня,- И послушай. – Вокруг этой базы, в радиусе двадцати километров нет ни одного пастушьего домика – Я очень хорошо знаю здешние места – Низины, с твоим описанием – тоже нет. За холмом, на который ты поднялся в начале своего пути – метров пятьсот горизонтальной поверхности, а дальше, снова подъём. Нигде нет ни одного участка свободного от леса.
Я ничего не мог ей ответить. Я вообще не мог понять, о чём она говорит, зачем обманывает меня. И если совсем недавно, я сомневался в своём психическом здоровье, то теперь я очень сильно сомневался, что нормальна она.
Кристина между тем продолжала – Скорее всего, твоё сознание исказилось, и ты смог увидеть место, которого в нашем мире нет. Если бы произошло второе, и ты прошёл сквозь трещину, твои друзья вряд ли смогли бы тебя найти, а сам ты мог бы и не выбраться….
Я почти успокоился, мой страх прошёл. Она говорила о том, чего быть не могло – Либо она преследовала какую-то цель, говоря так, либо была сумасшедшей. – Мне же, в том, что я видел, сомневаться было нечего. – Может быть Даша, в пастушьем домике мне и привиделась – был момент, когда я уснул, но вот всё остальное – вряд ли – слишком много свидетелей. То, что я видел, видело ещё пять человек и одна из них – Юля, которая находится где-то здесь на базе, и у которой очень просто всё можно узнать. – Зачем Кристина выдумала то, что легко можно опровергнуть? – Непонятно.
- Кристина, погоди,- остановил я её,- Зачем ты мне говоришь эти странные вещи? – Я не могу тебя понять. Можно легко проверить, то, что я рассказал. Среди ребят отыскавших меня в пастушьем домике, была Юля, и она может подтвердить мои слова.
- Легка на помине,- с некоторой неприязнью в голосе, ответила Кристина и кивком указала сквозь стеклянную стену на вход в танцевальный зал.
Я взглянул туда же, и увидел Николая и Юлю. Они пробивались сквозь толпу танцующих людей, прямиком к нам. Через минуту дверь в буфет открылась, и они вошли, застыв за порогом, держась за руки, улыбаясь нам довольной улыбкой.
- А вот и мы,- сказала Юля.
Я невольно взглянул на часы – 22-05 – полтора часа, прошло, с тех пор, как я пришёл сюда, и всё это время нас с Кристиной никто не побеспокоил – невероятно.
- Как покатались?- спросила Кристина.
Вместо ответа, мы услышали дружный хохот. – Эти двое, не в силах сдержаться, смеялись в голос о чём-то своём, загибаясь от смеха пополам.  
- Да что с вами такое?- немного раздражаясь, спросила Кристина.
- Ребята не сердитесь,- ответил Николай,- Это дядя Вася виноват. Ближе к восьми мы с Юлей зашли в столовую поужинать, а попали на продолжение банкета – выпили по рюмочке, максимум по две…
И они снова расхохотались.
Отсмеявшись, Юля спросила, обращаясь в основном ко мне:
- А чем тут занимались вы?
- Ничем особенным,- ответил я,- Сидели, разговаривали. Я рассказывал Кристине, как заблудился в лесу.
- Ну…, в лесу это громко сказано,- ответила Юля,- когда мы тебя нашли, до леса было метров сто.
- А что это за история?- спросил Николай, усаживая Юлю рядом со мной, садясь рядом с Кристиной, глядя на меня.
- Володя, не рассказывай ничего,- сказала Кристина, касаясь моей руки.
- А никакой истории, в сущности, и не было,- ответила Юля. – В первый же день, как мы приехали на базу, мы пошли в этот клуб, так же, как и сейчас сидели в этом буфете. Затем, я вышла в уборную, а Володя, почему-то решил, что я обиделась, и отправился за мной. Не увидев меня в холле – выбежал на улицу. Там, ему показалось, что впереди на дороге он видит меня. Был сильнейший ветер, снегопад, нулевая видимость – Не знаю уж, что он мог увидеть, но Володя прошёл через всю базу, поднялся на холм, немного углубился в лес. Некоторое время шел по лесу, затем вышел из него обратно к откосу холма, далеко за границей базы. Скатился с этого откоса прямо на дорогу, даже за дорогу, в глубокий снег. – Вы знаете это место – там, скорее всего, был, когда-то хутор, а сейчас пустырь, из построек остался только один заброшенный сарай.
- Перестань Юля,- сказал я,- Всё было не так.
- Ах, да – забыла,- продолжала она, улыбнувшись и посмотрев на меня. – На этом пустыре, на Володю напали волки – стая волков, штук пять огромных серых хищников. Он еле сумел спастись, скрывшись в сарае.
Николай, не сдержавшись, прыснул от смеха.
- Ну, ты брат даёшь!- сказал он мне,- Наверное, перед тем как заблудиться, ты заглянул к дяде Васе.
- Не смейся Коля,- сказала Юля, продолжая улыбаться, еле сдерживаясь сама, чтобы не засмеяться в голос,- Володе было не до смеха. – Ребята, правда, думают, что это были местные собаки, но лично я Володе верю – верила до сегодняшнего дня.
- Юля перестань,- попросил я, чувствуя, что схожу с ума.
- И не подумаю,- сказала она зло – улыбка мгновенно слетела с её губ. – Я расскажу эту историю до конца – имею на это право. Я прошла весь твой путь до того самого сарая, а потом ещё дальше. Покалено в снегу, выбиваясь из сил, переживая как дура, волнуясь за тебя, думая, что тебе плохо, и что ты можешь погибнуть. Почти на руках, вместе с ребятами притащила тебя обратно на базу, сам ты идти уже не мог, у тебя был жар, временами ты бредил.
На базе – неделю не отходила от твоей постели, ухаживая за тобой, отказавшись от всех своих планов, от самой себя – всё свое время, отдавая тебе. Когда тебе стало лучше, я радовалась, понимая, что все мои жертвы были не напрасны.
- Что я ещё должна сделать для тебя?- закричала она мне в лицо с лютой ненавистью в голосе. –  После того, как ты трахнул меня, у меня ничего не осталось.
Я ничего не мог ей сказать – всё, о чём говорила она, выглядело для меня по-другому. Я и представить себе не мог, что сделал ей так больно. Юля почти плакала, а я не был способен её утешить – я её не любил.
Слёзы выступили на её глазах, лицо исказилась гримасой отвращения ко мне, но очень быстро она справилась с собой.
- Я тебя ненавижу,- сказала она. – Как ты мог, после того, что я для тебя сделала так поступить со мной? – Как ты можешь после того, что у нас было, спокойно сидеть здесь с этой…. – Мне нечего больше делать здесь, я ухожу.
Она встала из-за стола и направилась к двери. Взявшись за ручку, не оборачиваясь к нам спросила:
- Николай, ты идёшь со мной?
Он беспокойно заёрзал на своём стуле, растерянно глядя, то на Кристину, то на меня, никак не решаясь сделать свой выбор.
- Иди Коля,- тихо почти шёпотом, сказала Кристина.
- Кристина, я быстро, провожу Юлю и сразу назад,- вставая, засуетился Николай.
- Нет, Коля, незачем спешить, и сегодня возвращаться не надо, сегодня я хочу остаться одна.
Николай растерялся ещё больше, не в силах определиться и сделать свой шаг. – В конце концов, чаша весов перевесила в сторону Юли. Он, молча, с некоторым недоумением, снова посмотрел сначала на Кристину, затем на меня, развернулся и пошёл в сторону выхода к Юле.
Я смотрел, как они шли друг за другом, по кривой дуге, огибая танцующих людей. – Ощущение нереальности происходящего, не покидало меня. Мне казалось, что именно сейчас, а не неделю тому назад – в лесу, я выпал из реальности.
Открылась дверь в холл, слегка осветив полумрак танцевального зала – Юля и Николай скрылись за ней. – Дверь за ними захлопнулась, и всё вернулось в исходное состояние.
- Теперь ты видишь Володя, а ты мне не верил,- сказала Кристина.
Я ничего не ответил ей, в моей голове не осталось ни одной разумной мысли.
- Наверное, пойдём и мы? – Ты как?- спросила она.
- Куда пойдём?- машинально задал я глупый вопрос. – А как же буфет? – Его же нельзя бросить просто так?

- Буфет закрывается,- сказала она. – Посетителей нет. И какая уж тут сегодня работа?
....
ПРОДОЛЖЕНИЕ по ссылке: