Translate

понедельник, 5 июня 2017 г.

Кузьмич и его жопа

Началось всё это очень давно. Тысячу лет назад, а возможно и значительно раньше. – В те самые времена, когда были созданы хитрые формулы, позволяющие любому, случайно брошенному в подходящий момент слову, обрести невероятную мощь и значение.



До наших дней дошли не то, что обрывки этих знаний – обрывки воспоминаний о них.
Нет больше хранителей, оберегающих эту страшную тайну – сгинули, ушли, покинули нас навсегда, но формулы остались. – Такая вот маленькая подлость оставленная древними магами человечеству.
Конечно, я, возможно, напрасно обвиняю их. Ведь, чтобы формула, описывающая хитрый закон, заработала – нужны особые условия. Множество составляющих должно сойтись в одной точке, а вероятность такого совпадения крайне мала. – Вот маги и не удосужились отменить свои древние законы, оставили хитрые формулы, считая, что вряд ли они смогут кому-то навредить.
Суки!
Они-то теперь далеко, а я вот попался.



Откуда я знаю про магов с их формулами? – Недавно прочитал статью.
Вообще-то, я не читаю дешёвые газетёнки. – Там в основном печатают всякую чушь, но только не в этот раз. – Здесь зацепило. – Я прочитал статью и сразу же понял – это про меня – стопроцентно мой случай.
Жаль только, что эта информация не попалась мне раньше... Столько лет жил в неведении, а причины своих несчастий понял только сейчас.

- У...у...у..., ненавистный Кузьмич! – Кузьмич и его жопа.

Но всё по порядку.
Я буду последователен и начну издалека.
Многие уже, наверное, и не помнят, что было в прошлом веке в конце восьмидесятых годов, но я не забыл. Я до сих пор ясно вижу, как неведомая сила ударила исподтишка сразу по всем направлениям, и рухнуло всё.
Государство – большое, привычное, может быть, на чей-то взгляд и неказистое, но родное, казавшееся незыблемым – закачалось, треснуло по всем швам и рассыпалось на тысячи составляющих, вывалив наружу то, что было у него внутри.
Неприглядная картина – груда ужасно пахнущих обломков, под которыми, те, кто поглазастей и похитрей, смогли разглядеть, несметные богатства. – В первый момент они были ничьи, но уже во второй… хозяева определились, а в третий…
Но меня опять заносит. – Кому интересно слушать про несметные богатства и их хозяев? – Никому. – Лично меня это не касается. – В любом случае мой рассказ не об этом.
Для меня, те годы интересны, другим.
Они пришли и из магазинов как-то очень быстро, исчезли продукты, встали заводы, само существование поменяло свой смысл.
Миллионы людей растерялись.
Прямая зависимость – работа – деньги – товар, перестала существовать. Работа ещё оставалась, но денег уже стоила не тех. На те деньги, что платили ничего невозможно было купить – они перестали выполнять свою функцию эквивалента. – Продавцы по привычке ещё иногда брали их, но видя, что толку от этого немного, судорожно поднимали цены. – Но и это почти не давало результатов. – Смутное время. – Никто ещё не знал тогда, что нужно делать – всё было впервые, в диковинку. – Требовалось разобраться.
И тогда, торговля встала тоже.
Наступило время полного экономического штиля. – Бездействовало всё.
Многие могут со мной не согласиться и сказать, что никакой такой полной остановки и не было. – Я с ними не спорю, пусть помнят, что хотят, а я знаю наверняка. – Остановка была, но была очень короткой – не больше минуты. – Остановка перед началом нового пути. – Всё замерло на старте – перегруппировалось и рвануло вперёд.
Люди устремились следом.
Кого-то затоптали, кто-то просто отстал, кто-то, как я – остался стоять на месте и вовсе никуда не побежал – таких было подавляющее большинство.
Мы стояли и смотрели, разинув от удивления рты, как наш привычный, любимый нами мир, уносится от нас куда-то …, оставляя нас на произвол судьбы.
Пытаться догнать? – Не получится.
Стоять на месте столбом? – Нет никакого смысла.
И я потихонечку пошёл.
Шаг, другой, третий, неуверенно, затем всё смелее и смелее. – Не глядя по сторонам, не ища поддержки. Я просто не знал где её искать в новых обстоятельствах.
Но это аллегория, а если говорить по-простому, всё получилось случайно. – Я как-то раз, вышел на лестницу покурить и нос к носу столкнулся с соседкой из соседней квартиры.

- Что, всё куришь?- спросила она.
- А что ещё остаётся? – Только курить, делать всё равно нечего.
Надо сказать, что за несколько дней до нашей встречи, я потерял работу. Контора, где я занимал должность инженера – закрылась, и я совершенно не знал, как жить дальше.
- Делом надо заниматься,- сказала она.
- Да какие сейчас дела? – Работы нет, а где есть – не платят, а где платят – всё равно толку нет – заработаешь копейки, да и те ничего не стоят.
- А ты заработай не копейки, а рубли, глядишь и полегче станет.
- Это как?- спросил я.
- Зарабатывать нужно много,- добавила она.
- Интересно, и где же это есть такие возможности?
- А вот пошли завтра со мной, сам и увидишь.
Это было похоже на чудо и в это верилось с трудом, но что мне было терять? – Естественно, я согласился. – Согласился и пошёл вместе с ней, надеясь в глубине души, что есть место, где существует то, на что она намекала.
                                                                              *
Мы сели в метро, и приехали на станцию «Гостиный двор». По подземному переходу, прошли к эскалатору, и вышли на поверхность, у канала Грибоедова. Прошли несколько десятков метров по набережной и оказались у парадного подъезда, внушительного пятиэтажного дома.
Я чувствовал себя не в своей тарелке. – Офисное здание в самом центре Санкт-Петербурга, в двадцати метрах от Невского проспекта – я уже начал догадываться, куда и к кому мы пришли.
- Да, не дёргайся ты так,- сказала она, видя моё состояние. – Всё будет хорошо. Организация солидная и люди, которым она принадлежит очень серьёзные, но там всё по-простому, главное держись естественно.
- А что за организация?
- А…, так вот, что тебя беспокоит? – Не волнуйся, криминал никто тебе предлагать не станет.
С этими словами она открыла дверь, и мы вошли.
Охранник в камуфляже лет сорока, оказавшийся за входной дверью, отдал моей спутнице честь.
- Знакомься Кузьмич,- сказала она. – Это Володя и, скорее всего, он будет работать у нас. – Прошу любить и жаловать.
- Принято, Елена Николаевна,- ответил он. Осмотрел меня с ног до головы и отдал честь и мне.

Так я в первый раз встретился с этим человеком.
В тот момент я скользнул по нему взглядом и отвернулся. – Мне не был интересен охранник на входе. – Такой же неудачник, как и я сам. – Мне следовало держаться от таких людей подальше, ведь я мечтал перейти в другую категорию.

Мы поднялись на пятый – последний этаж. Прошли по коридору и остановились у двери с табличкой «Заместитель Директора по работе с кадрами».
- Минутку подожди,- сказала Лена и скрылась за дверью.
Действительно, прошло не больше минуты, как она вышла обратно.
- Ну что, готов?
Я пожал плечами.
- Если готов – пошли.

Кабинет заместителя директора был огромен и сиял неброской роскошью. Всё в нём казалось новым и дорогим. Несколько шкафов вдоль стен с аккуратными корешками папок, хранящих наиважнейшие документы, чёрный кожаный диван, стол для заседаний из натурального дерева, упирающийся в письменный стол ему под стать. Даже паркет, на который мы ступили, робко перешагнув порог двери, казался исключительным, ходить по нему было неловко.
Мы стояли у входа – перемещаться в этом кабинете без особых причин не следовало.
- Ну что застыли, как не родные? – услышал я голос, доносящийся из глубины кресла, стоящего за письменным столом.
Самого человека я в первый момент даже не заметил. Во-первых, было далеко, а во-вторых, он в своём чёрном  костюме, почти сливался с окружающей его обстановкой.
– Подходите ближе, присаживайтесь.
Мы так и сделали, усевшись за стол для заседаний на значительном отдалении от хозяина кабинета.
- Вот, Фёдор Денисович, привела, как вы и просили,- сказала Лена. – Молодой перспективный, без излишних амбиций, инженер. Специальность как раз по профилю – строитель.
- Ну, это мы ещё посмотрим, что он за инженер и что он за строитель,- обратился человек к моей спутнице.
- А вот скажите, что такое «ростверк»?- обратился он уже ко мне.
- Верхняя часть свайного или столбчатого фундамента, объединяющая его в единую конструкцию, как правило, подразумевается, что он из монолитного железобетона, но это понятие несколько шире,- ни секунды не задумываясь, ответил я.
- Неплохо. А что такое «фахверк»?
- Если говорить о металлоконструкциях, то это ограждающие конструкции, встроенные в несущий каркас. Являются основой для монтажа, например, стеновых панелей, если говорить о деревянных конструкциях, то…
- Достаточно,- оборвал меня человек из кресла. – Вижу, что кое-что вы знаете и это хорошо. Можно сказать, что это необходимо, но для моих целей не главное. – Вы бизнесом когда-нибудь занимались? – совершенно неожиданно, без перехода, спросил он меня.
Я растерялся.
Такого вопроса я не ожидал. Да и что тут ответишь? – Конечно, нет. – В те далёкие годы, я вообще, только в общих чертах, представлял, что означает это слово.
- Ну, хоть каким-нибудь, пусть самым завалящим,- не унимался человек. – Ларёк там, какой, или торговля сигаретами в электричке. – Пусть неофициально, может быть даже незаконно. – Не бойтесь, рассказывайте, я никому не скажу.
И он вопросительно посмотрел на меня.
Вот и всё, подумал я, то, что для этого человека главное – опыт ведения дел – у меня отсутствует. – Сочинять бесполезно, я всё равно запутаюсь в таком ответе, да и не привык я врать.
- Должен вас разочаровать,- ответил я. – Никаким бизнесом я не занимался.
- Видите ли,- сказал Фёдор Денисович. – Я ищу не столько инженера-строителя, сколько человека, способного возглавить строительный филиал. Это не самостоятельная организация. Она войдёт в состав нашей корпорации. На эту должность мне нужен человек, умеющий и желающий работать, специалист, достаточно интеллигентный и обязательно порядочный.
- Эх, Елена Николаевна,- обратился он к моей спутнице, улыбаясь и шутливо грозя пальчиком. – В который уже раз хотите своих протеже пристроить. И ведь что самое интересное, в который уже раз, попадаете в самую точку. – У вас не иначе, как талант. Снимаю шляпу.
- Приняты молодой человек,- добавил он уже для меня.
Это оказалось неожиданным и от удивления я, наверное, изменился в лице.
- Удивляться тут нечему,- сказал он, посмотрев на меня. – Вы подходите под установленные мной параметры. А вот сумеете ли вы справиться? – Это вопрос. – Время покажет. А отсутствие опыта ведения таких дел, только на пользу. – Переучивать сложнее, чем просто научить. Наши специалисты вас быстро натаскают. Тем более, как я уже сказал, самостоятельным ваш филиал не будет. Вы будете под постоянным контролем.
- На этом всё. – Елена Николаевна, посодействуйте нашему новому сотруднику – оформление, инструктаж, прочие формальности, у меня совершенно нет на это времени. Зашиваюсь.

Мы вышли из кабинета, и для меня началась новая жизнь.

Первый месяц работы на новом месте  был полон суеты. – Я прошёл ускоренные курсы переподготовки. – Основы ведения бизнеса, общие принципы экономики, специфика финансовой деятельности в переходный период. – Объездил половину города, выбирая место под производственную базу. – Принимал непосредственное участие в комплектации оборудования для её обустройства. – Параллельно со всем этим набирал сотрудников. – Формировал пакет заказов на текущий финансовый год. – Потенциальные заказчики уже были, их искать не требовалось, в этом мне посодействовала корпорация, и именно это и явилось причиной создания строительного филиала.
Этот месяц подготовки, оказался изнурительным.
Я работал по шестнадцать часов в сутки, без выходных. Я похудел на пять килограмм, валился с ног от усталости, но мне очень нравилось то, что я делаю. К концу месяца, мне понравилась и моя зарплата. – На новом месте я заработал в три раза больше, чем смог бы заработать в самой стабильной компании на должности инженера.

- Это Володя, только начало, это всего лишь оклад,- сказала Лена. – Елену Николаевну, на первый год работы моего филиала, назначили моим куратором.
– В дальнейшем, когда филиал заработает, к окладу прибавится ещё шесть процентов от прибыли. Работай и всё у тебя будет. Наша корпорация ценит своих сотрудников. А я лично прослежу, чтобы так оно и было. – Скажу честно, я тебя позвала, а сама переживала, особенно после того, как была назначена куратором. – Как оно сложится в дальнейшем, предвидеть сложно, но то, как ты начал – выше всяких похвал. – Не я одна так считаю.
- Спасибо,- ответил я.

Подготовка была завершена. Штат укомплектован. База обустроена. Подписаны первые контракты. До момента поступления первого авансового платежа оставалось три дня. Я вышел из своего кабинета, дал необходимые поручения подчинённым и отправился домой. Эти три дня я решил провести со своей семьёй, последний месяц они меня почти не видели.
На выходе из здания я как обычно столкнулся с охранником.
Кузьмич, по привычке отдал мне честь.
На этот раз я посмотрел на него, улыбнулся и в шутку отдал честь ему.
- Хорошее настроение у вас, Владимир Игоревич,- констатировал он.
- Великолепное, Кузьмич,- ответил я не задерживаясь.
- Удачи вам,- крикнул он вдогонку.
                                                                     *
Прошло три месяца. Моё предприятие окрепло. Несколько небольших подрядов были уже завершены. – Заказчики остались довольны. – Филиал находился в постоянном развитии. – Количество небольших, одновременно выполняемых работ, выросло до шести. Появилось два новых крупных объекта. – Прибыль стекалась из маленьких ручейков и постепенно превращалась в небольшую речушку. – Для меня это оказалось более чем существенно – обещанные шесть процентов от прибыли выплачивались стабильно. - Это были очень приличные деньги - От миллиона, они составляли шестьдесят тысяч, а миллионов было много.
Хорошо,- решил я. – Но совершенно недостаточно.
И я прибавил оборотов ещё.
За следующие три месяца мне удалось увеличить объёмы работ вдвое, а за последующие полгода ещё в десять раз. – Я вышел на оптимальный уровень. – Дальше развиваться было нельзя. – Для дальнейшего развития требовалось изменить саму структуру предприятия, как филиалу, ему развиваться оказалось некуда.

- Поздравляю Володя,- сказала мне Лена, однажды. – Ты добился очень хороших результатов. – Начальство довольно твоей работой.
- Дальше прибыли увеличиваться перестанут,- ответил я. – Расти просто некуда. И это становится проблемой. – Требуется новый подход. Необходимо менять структуру и делать филиал самостоятельным.
- На это никто не пойдёт. Можешь даже и не думать. Политика компании не допускает полной самостоятельности. А проблемы никакой нет. – Ты и так увеличил прибыли корпорации вдвое.

Я ничего не ответил и с сожалением покачал головой. Я знал, что проблема есть. Она всегда возникает, когда прекращается развитие. И начал обдумывать пути её решения.
Одним из них было создание ещё одного, но уже своего собственного предприятия.
Но это была всего лишь задумка, воплощать её в жизнь требовалось очень и очень осторожно. Я всё ещё был зависим от корпорации. Мои личные контакты с постоянными заказчиками появились, но, во-первых, их было пока недостаточно, а во-вторых, это были контакты и моих загадочных хозяев тоже. Играть за их спиной было опасно, а по-человечески, и некрасиво – как ни крути, но я очень многим был обязан им.
Но время шло, и моё сознание постепенно смещалось в сторону обогащения, а я всё дальше и дальше отдалялся от реальности.
Единственным моим связующим с ней звеном оставался, как это ни удивительно – охранник Кузьмич.

В тот мой период относительного покоя у меня неожиданно появилось много свободного времени. – Действий, связанных с развитием я пока не предпринимал, а текущие дела не требовали моего постоянного внимания. – Всё было отработано до мелочей и сотрудники справлялись прекрасно. Их требовалось лишь иногда контролировать.

Но всё-таки Кузьмич.
Я настолько к нему привык, что считал его чем-то вроде декорации. – Живой статуи, с которой иногда можно перекинуться парой слов, а в последнее время я этой парой слов уже не ограничивался. – По нескольку раз в день застревал у его конторки на десять пятнадцать минут.
Нормальных разговоров не получалось, он относился ко мне настороженно. – Так… общие фразы почти ни о чём. Но, тем не менее, постепенно я выяснил, что когда-то он был военным, служил в войсках специального назначения, участвовал в боевых действиях, оказался списан из армии по состоянию здоровья, был вынужден искать работу и в результате оказался здесь. Узнал, что у него есть семья – двое детей и что он ждёт любой подвернувшейся возможности вернуться обратно в армию.
Почему-то мне было это интересно.
Я приезжал, останавливался рядом с ним, мы говорили пять – десять минут, я поднимался в свой офис, делал свои дела, а вечером уезжая, снова уделял ему несколько минут своего драгоценного времени. – Своеобразный ритуал, который со временем вошёл в привычку.
Так прошло полгода.
Дела шли по-прежнему ровно.
Прибыли, как я и предполагал, не росли, но поступали в казну предприятия исправно.
И корпорация устроила праздник.
Повод оказался более чем существенный – пять лет успешного бизнеса.
...Когда торжественная часть закончилась, а первые тосты были выпиты до дна, я вспомнил про Кузьмича.
Мне показалось несправедливым, что в то время когда мы веселимся, он всеми брошенный и грустный стоит у дверей.
Я взял початую бутылку коньяка двадцатилетней выдержки, два бокала и спустился к нему.
Он как всегда при виде меня отдал честь.
- Да брось ты Кузьмич,- ответил я. – Давай сегодня без церемоний. – Праздник.
- Это ваш праздник Владимир Игоревич,- ответил он серьёзно. – А для меня обычный рабочий день.
- Так что и не выпьешь со мной по рюмашке? – Давай, все наверху, никто не заметит.
Он на мгновение задумался, махнул рукой, принимая своё решение и сказал:
- Ладно, с вами по рюмашке можно, но повод для тоста будет мой. – Жаль только что коньяк, водка подошла бы лучше.
Я, копируя его, утвердительно махнул рукой.
– Да, какие проблемы Кузьмич? – Выпьем, за что захочешь.
Он взял у меня бутылку, разлил по бокалам и произнёс:
- Вы не знаете, Владимир Игоревич, но сегодня на этом месте у меня последний рабочий день. – Сбылась моя мечта. – Старик Кузьмич, снова кому-то понадобился. – Возвращаюсь в армию. Поэтому, мой первый тост будет простой – Даст бог, свидимся.
И с этими словами он одним глотком выпил содержимое бокала.
Я последовал за ним.
Кузьмич, не теряя ни минуты, разлил ещё по одной.
- Второй мой тост,- почти без перерыва продолжил Кузьмич. – Будет за вас. Не знаю, покажется ли вам то, что я сейчас скажу комплиментом, но, на мой взгляд, только вы в этом здании сохраняете возможность не потерять себя. – Здесь только на первый взгляд всё просто. Светлые большие коридоры, просторные кабинеты. Проблемы решаются сами собой. Но поверьте старому солдату, это иллюзия, здесь очень просто заблудиться – да так, что может не оказаться выхода. – Берегите себя. – Удачи вам.
И он опрокинул в себя вторую дозу коньяка.
Я с удивлением посмотрел на него. – Его опасений на свой счёт, я, честно говоря, не разделял, но спорить с ним не хотелось, и я тоже выпил свой коньяк.
Кузьмич, уже разливал по третьей.
- Третий и последний мой тост будет самым главным,- сказал он. – Посмотрите Володя вокруг, остановитесь, дайте себе такую возможность. Забудьте на минуту о собственном благополучии, оставьте на стоянке свой мерседес и просто пройдитесь по улицам. – Народ стонет, бедствует, страна на грани катастрофы, её разрывают, растаскивают на куски. – Вокруг полная жопа! – воскликнул он с особым акцентом. И конца этому состоянию не видно. Вы отсюда ничего не замечаете, не хотите замечать – жиреете на чужих костях, а следовало бы быть скромнее, надо же и о стране думать. – За Россию! – Неожиданно выпалил он.
Я уже был не рад, что спустился к нему. – Слишком уж он оказался воинственно настроен, но, тем не менее, свой коньяк я допил. А дальше тихонечко, пока наши посиделки не переросли во что-то большее, засобирался назад.
- Вы, Володя, на свой счёт не принимайте мои слова,- продолжил он. – Это я, можно сказать, так в общем – крик души. – Я вижу, что вы хороший человек…
- Я, Кузьмич, наверное, пойду,- сказал я, мешая ему договорить. – Неудобно получается, ушёл, а наверху все-таки корпоратив.
- Конечно, конечно, как я могу задерживать…. Удачи вам.
- И тебе всего хорошего.

Так я расстался с ним навсегда.
Но странное дело, его слова удивительным образом запали мне в душу.
Я, как он и советовал, огляделся по сторонам. В своём новом состоянии я уже совсем забыл, что бывает и по-другому.
Он был прав – народ бедствовал, страна разрывалась на куски и вокруг была полная жопа. А я на свою беду так и не научился равнодушно к этому относиться.
Сначала не сильно, изредка, только когда не был загружен делами, дальше, сильнее и чаще – я переживал, вспоминая, снова и снова, слова Кузьмича и его ёмкое определение.
- Нужно от этого избавиться,- думал я. – Я всё равно ничего не могу с этим сделать. – И нет ничего плохого в том, что мне повезло и живётся лучше, чем многим другим.
Но плохое было, что бы я себе ни говорил. – Я чувствовал себя виноватым. – Это было словно проклятие – умом всё понимаешь правильно, а сердце болит, считая, что не прав. – Двойственное состояние, выматывающее день за днём, отбирающее остатки сил.
Это стало сказываться на работе.
Несколько ошибок, что я совершил при подписании контрактов, привели к снижению процента прибыли на 2,89%. Это не осталось незамеченным, и я сполна за них заплатил. Дальше – больше – заказчик, с которым мы работали не один год, внезапно разорвал контракт. – За первыми неудачами потянулись другие – срыв сроков и штрафные санкции, задержки оплаты по счетам, как следствие, отсутствие денег – невыплата зарплаты – забастовка. Проблемы росли, словно снежный ком.
Я понимал, что всё это не просто так, что есть объективные причины. Но чтобы их решить, прежде всего, требовалось что-то сделать с собой – я изменился под воздействием слов Кузьмича, и требовалось срочно вернуть своё первоначальное состояние обратно.
Но как? – Я перепробовал всё. – Но оглядываясь вокруг, я неизменно видел один негатив и почти не видел ничего хорошего.
И я сломался.
Кузьмич, оказался сильней.
Его слова, усиленные формулой древних магов, навсегда получили для меня, особый смыл и значение.
От этого проклятия мне не избавиться никогда.
Во всём, и всегда, я вижу теперь – полную жопу.
***

Этот рассказ вошёл в состав сборника.
Ознакомиться с ним подробней можно пройдя по ссылке, указанной ниже.